СВЯТОЙ НЕДЕЛИ. Священномученик Владимир Хираско

24 января (11 января ст.ст.) Русская Православная Церковь чтит память священноисповедника Владимира Хираско. Первый в Минске приход слабовидящих и незрячих носит имя священномученика Владимира Хираско. Наиболее известная часть его жизни — служение незрячим детям. Он учил их и основам православной веры, помогая им мужественно принимать все трудности.

В миру Хираско Владимир Григорьевич, родился 11 января 1874 года в городе Подольск на Украине в семье священнослужителя. Окончил Подольскую духовную семинарию. После ее окончания работал учителем церковно-приходских школ в деревне Киевец Минского уезда, через полгода был переведен в местечко Туров в Беларуси.

В 1899 году женился, в том же году был рукоположен во иерея и с 17 января этого же года был назначен настоятелем церкви Вознесения Господня в селе Омельно Игуменского уезда (ныне Червенский район). Одновременно исполнял обязанности законоучитель в народном училище селе Омельно и церковно-приходской школы деревни Синча. В Омельно отец Владимир прослужил семь лет. Его пастырский талант с особой силой проявился в деле преподавания Закона Божия.

В 1906 году назначен настоятелем Георгиевской церкви в селе Юревичи Игуменского уезда Минской губернии, одновременно преподавал в народном училище и в церковно-приходской школе. В 1911 году назначен настоятелем церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Минске при училище слепых, одновременно преподавал Закон Божий в мужской и женской городских гимназиях, трудился в епархиальном попечительстве о бедных духовного звания.

По характеру миролюбивый, отзывчивый и очень добрый, он особое внимание проявлял к слепым детям, которых обучал в училище истинам православной веры, стараясь укрепить в них дух бодрости и смирения.

В 1915-1922 годах состоял в причте Казанского храма.

Подвергался кратковременным арестам в 1919 (за мнимую связь с эсерами) и 1920 годах (при польской оккупации Минска, за то, что прятал большевиков).

С 1923 года вновь являлся настоятелем Скорбященской церкви.

В конце 1925 года из Минска был выслан митрополит Минский и Белорусский Мелхиседек (Паевский) за противодействие обновленчеству. Отец Владимир хорошо знал владыку Мелхиседека и вместе с верующими пробовал облегчить его участь, обращался в различные инстанции с просьбой не высылать владыку.

29 декабря 1925 года протоиерей Владимир был арестован по ложному обвинению в связях с польским генеральным консульством. Матушка отца Владимира, Мария Титовна, осталась одна с пятью детьми несовершеннолетнего возраста. Она пыталась добиться освобождения мужа, писала в ОГПУ, но безрезультатно.

Стараясь поддержать его, верующие направили ему несколько писем. Во время допросов отец Владимир категорически отказался назвать людей, которые ему писали. В марте 1926 года его заставили покинуть Минск, и он был направлен в административную ссылку на три года в город Орел.

12 марта 1929 года вернулся в Минск и вновь стал служить при Скорбященской церкви.

В начале апреля этого же года снова был арестован. Сигналом к аресту послужила анонимная статья-донос, напечатанная в газете «Рабочий», в которой отца Владимира голословно обвиняли в контрреволюционной деятельности. Одной из действительных причин ареста были планы властей по сносу храма и строительству на его месте Дома правительства, что и было вскоре осуществлено. Протоиерей Владимир виновным себя не признал.

Из показаний отца Владимира:

«В г. Минск из Орла я возвратился во вторник 12 марта... В первый раз богослужение совершил в субботу 17 марта. Никаких встреч и приветствий никто мне не устраивал. Я же сам обратился с приветствием к своим прихожанам, в котором говорил, что с радостью встречаюсь с ними и благодарю Бога за то, что неизбежные в жизни каждого человека горести и тяготы вера в Бога помогла мне перенести, и что эта вера может облегчить тяготы жизни каждого из христиан, и потому следует быть твердым в вере. На другой день, в воскресенье, мною была произнесена проповедь на тему о всепрощении... Эта тема была избрана потому, что тот воскресный день носит название “Прощеного воскресенья”, когда православные готовятся получить прощение своих грехов в Таинстве покаяния... В среду на первой неделе Великого Поста перед причащением я говорил причастникам на тему: “Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем”, призывая верующих людей доброй жизнью дать возможность Господу вспомнить из их жизни хоть что-нибудь доброе. В двух последних моих речах, произнесенных мною 24 марта, никаких антисоветских или контрреволюционных лозунгов не было. В первой из них проводилась мысль о том, что торжество Православия заключается в доброй христианской жизни, во второй речи, сказанной на пассии, т.е. службе, посвященной воспоминанию страданий Христа, я говорил о том, что всякого рода страдания и лишения в жизни нужно переносить безропотно по примеру Христа. Заканчивая свои показания по поводу отмеченных в корреспонденции газеты “Рабочий” фактов, якобы свидетельствующих о моей контрреволюционной деятельности, я, собственно говоря, думаю, что никаких фактов в этой корреспонденции не имеется...»

По постановлению особого совещания ОГПУ от 26 июля 1929 года был выслан на три года в Сибирь. Во время заключения у него резко ухудшилось зрение. Дважды отец Владимир обращался к тюремному начальству с просьбой прислать врача, но так и не получил никакого ответа. За время лагерной жизни он почти ослеп.

В июле 1932 года был освобожден, уже будучи тяжело больным. Последний год жизни провел в городе Гжатске (ныне город Гагарин) Смоленской области. Скончался в 1933 году в Гжатске от расстройства здоровья, подорванного в заключении. Похоронен в Гжатске.

Место захоронения на данный момент неизвестно.

Вспоминает Нила Ильинична Монцеводо (1907-1998) — биохимик, научный сотрудник, автор ряда работ по биохимии, в годы Великой Отечественной войны активная участница Минского подполья: "Я хорошо помню отца Владимира. Мы жили сравнительно недалеко от церкви «Всех скорбящих Радосте», отец Владимир был человеком среднего возраста, худощавый, внешне напоминал облик Иисуса Христа. Запомнился взгляд его глубоких голубых глаз. Был он общительным и доброжелательным человеком, у прихожан пользовался большим авторитетом, очень любил детей. В семье отца Владимира было четыре дочери и сын. Единственный сын его умер в юношеском возрасте. Две старшие дочери Валентина и Любовь стали учительницами, дочь Юлия — балериной. Отец Владимир был настоятелем церкви «Всех скорбящих Радосте» от общины слепых, а также преподавал Закон Божий в школе для слепых. Церковь стояла там, где сейчас левое крыло Дома правительства. Это было светлое деревянное сооружение, очень изящное, с прекрасными витражами."

28 октября 1999 года был канонизирован Синодом Белорусской Православной Церкви как местночтимый святой Белорусской Православной Церкви.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания в августе 2000 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви. 

Тропарь, глас 4:

И нравом причастник,/ и престолом наместник апостолом быв,/ деяние обрел еси, Богодухновенне,/ в видения восход,/ сего ради слово истины исправляя,/ и веры ради пострадал еси даже до крове,/ священномучениче Владимире,/ моли Христа Бога// спастися душам нашим.