ПЯТАЯ СУББОТА ВЕЛИКОГО ПОСТА. ПОХВАЛА БОГОРОДИЦЕ

Если кто не признает Марию Богородицею, то он отлучен от Божества. Григорий Богослов

В субботу на пятой неделе Великого поста святая Церковь торжественно возглашает молебное пение акафиста, или благодарственной похвалы Пресвятой Богородице.

Этот праздник установлен в IX веке за неоднократное избавление Константинополя помощью и заступлением Пресвятой Богородицы от нашествия врагов. При императоре Ираклии, когда Патриарх Сергий, нося на руках своих икону Пресвятой Богородицы[1] по городским стенам, умолял Господа о защите от персидских и скифских войск, осаждавших Константинополь, тогда народ искал защиты в храмах Божиих, день и ночь умоляя Усердную Заступницу спасти свой город.

Фрагмент статьи из т. V «Православной Энциклопедии»:

Учение о Божией Матери имеет две особенности. Во-первых, оно основано на христологии и поэтому никогда не рассматривается вне домостроительства спасения, совершенного Воплотившимся Сыном Божиим. Во-вторых, в нем почти невозможно отделить догматическое учение от того почитания, какое воздается Божией Матери в Церкви. Первая особенность усматривается уже в приготовлении человеческого рода к пришествию Спасителя. В процессе приготовления «Божественной педагогикой» реализуется проходящая через весь Ветхий Завет идея избрания: последовательно избираются Ной, потомство Авраама, израильский народ, колено Иудино, «дом Давида». «Круг избраний медленно сужается... Так растет древо Иессеево до последнего и высочайшего избрания Пречистой Девы» и совершается «предуготовление Той, Которая должна была «взаимодать» Свою человеческую природу, дабы осуществилась тайна воплощения» (Лосский В. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. С. 259-260, 106).

Дева Мария, т. о., наряду со всем человечеством включена в мессианский процесс. Она не изолирована ни от истории, ни от потомства Адама, ожидавшего пришествия Спасителя. Величие, святость и чистота Девы Марии - это, как замечает свт. Григорий Палама, результат последовательных очищений, совершавшихся на протяжении многих ветхозаветных поколений и завершившихся в естестве Самой Девы (Greg. Pal. In Praesent. 8, 11, 32). Причем эти очищения совершались не механически и насильственно, но с соблюдением свободы как Девы Марии, так и ее предков. Поэтому святость Пресвятой Девы есть не результат к.-л. привилегий, дарованных Ей в силу Ее будущего Богоматеринства, но плод Ее подвига веры и жизни.

Свобода человека, лежащая в основе всего мессианского процесса, не нарушается даже тогда, когда наступает момент Боговоплощения. «Воплощение,- замечает по этому поводу Николай Кавасила,- было делом не только Отца, Его Силы и Духа... но также (делом) воли и веры Девы. ...Без согласия Пренепорочной и содействия Ее веры (Предвечный) Совет не мог бы быть осуществлен. Бог, научив и убедив Ее... делает Ее Своей Матерью. Он заимствует Свою плоть от Знающей об этом и Желающей этого. Бог желал, чтобы Матерь носила Его во чреве столь же свободно, как и Он воплотился добровольно...» (Nicol. Cabas. Hom. in Annunt. 4-5). О том, что Боговоплощение было актом не только воли Божией, но и воли Девы, пишет и прп. Иоанн Дамаскин: «После того как Святая Дева изъявила согласие, на Нее, по слову Господню, которое сказал Ангел, сошел Святой Дух, очищающий Ее и дарствующий Ей силу для принятия Божества Слова, а вместе - и для рождения Его» (Ioan. Damasc. De fide orth. III 2). С учетом того, что Пресвятая Дева, будучи «предызбранной от всех родов» (стихира на стиховне Введения), в момент Боговоплощения в Своем лице представляла все человечество, Ее согласие исполнить Божественную волю, выраженное в словах: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк 1. 38), стало одновременно и выражением согласия всего человеческого рода на то, чтобы «Бог явился во плоти» (1 Тим 3. 16).

Непосредственная связь православной мариологии с христологией усматривается и в именовании Пресвятой Девы «Богородицей». Догматически закрепленное Ш Вселенским Собором против несториан, отрицавших Богоматеринство, оно хотя именует Деву Марию Матерью Бога, однако по существу носит христологический характер, т. к. с его помощью выражается учение об ипостасном единстве Бога Слова, ставшего плотью (Ин 1. 14). Поэтому отрицание Богоматеринства является не только искажением учения о Божией Матери, оно в корне подрывает саму основу догмата Боговоплощения, а вместе с ней - и основы христианства. В свете именно такого объяснения мариологического учения становится понятным строгое осуждение тех, кто не признавал Богоматеринства Девы Марии.

Вторая особенность учения о Божией Матери находит свое объяснение в контексте Предания Церкви, приписывающего Деве Марии «боголепную славу» («Слава Твоя боголепная» - из стихиры на «Господи, воззвах» на Успение). Она является подтверждением общеизвестной богословской истины, согласно которой Писание и Предание в Церкви неразделимы. Поэтому, основываясь на одном лишь Писании, порой бывает трудно понять места, прямо или косвенно относящиеся в Ветхий Завет и Новый Завет к Матери Иисуса Христа. Более того, вне Предания некоторые из этих мест могут показаться даже противоречащими великому почитанию, воздаваемому «Пресвятой, Пречистой, Преблагословенной, Славной Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии» (прошение ектении). Так, если «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Мф 11. 11), то, казалось бы, Пресвятая Богородица по Своему достоинству должна стоять ниже Пророка и Предтечи Иисуса Христа. В др. евангельском тексте Сам Христос, когда «одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие» (Лк 11. 27), как будто отклонил прославление Своей Матери, потому что «блаженными» назвал слышащих слово Божие и соблюдающих его (Лк 11. 28). Однако мнимость этих противоречий со всей очевидностью обнаруживается в свете Предания. Православная экзегетическая традиция объяснение евангельского текста Мф 11. 11 ищет в продолжении 11-го стиха, где содержатся следующие слова Христа: «но меньший в Царстве Небесном больше его» (т. е. Иоанна Крестителя). Согласно этой традиции, рассматриваемый текст имеет в виду разные степени духовного совершенства, какие могли быть достижимы ветхозаветным человеком, которому еще не было доступно состояние обожения, и человеком Нового Завета, для которого в Искуплении, совершенном Иисусом Христом, открылась возможность приобщения к полноте благодати Св. Духа и вхождения в Царство Небесное (Лопухин. Толковая Библия. С. 216). Св. Иоанн Предтеча был величайшим пророком; своей святостью он превзошел «рожденных женами» ветхозаветных праведников; однако он был сыном Ветхого Завета и жил лишь надеждой на исполнение обетованных благ. Жизнь Девы Марии проходит в двух Заветах; и хотя ветхозаветный период Ее жизни являет собой предельную высоту Ее святости, какая была возможна до пришествия Христова, духовное совершенство Девы Марии во всей полноте осуществляется лишь в Новом Завете и несравненно превосходит Ее ветхозаветную праведность.

Литургическое предание усматривает в Лк 11. 27-28 не умаление, а прославление Богоматери: этот текст включен в евангельское чтение во время всенощного бдения в Богородичные праздники. Объяснению этого, на первый взгляд, странного факта помогают др. евангельские места, в которых, как и в анализируемом тексте, говорится об отношении к слову Божию. В одном из них повествуется о том, как однажды пришли «Матерь и братья» Иисуса Христа, желая встретиться с Ним. Однако не могли этого сделать, т. к. Христос был окружен множеством народа. «И дали знать Ему: Мать и братья Твои стоят вне, желая видеть Тебя. Он сказал им в ответ: матерь и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его» (Лк 8. 19-21). Обращает на себя внимание то, что эти слова Иисус Христос произносит почти непосредственно за притчей о Сеятеле и семени, с которой Он только что обратился к народу (Лк 8. 4-15). В этой притче Он с похвалой отзывается о тех, кто, подобно «доброй земле», «услышавши слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении» (Лк 8. 15). Они для Христа - «блаженны» (Лк 11. 28); они - Его «брат и сестра и матерь» (Мф 12. 50).

Что же касается Девы Марии, то Ее связь со Христом не была только родственной, как Матери с Сыном. Евангелист Лука дважды подчеркивает, что «Мария сохраняла все слова сии (т. е. слова о Боге Слове, ставшем плотию (Ин 1. 14).- М. И.) в сердце Своем» (Лк 2. 19, 51). А это значит, что Она тоже «блаженна» и не только потому, что родила Сына Божия, ставшего Сыном человеческим, но и потому, что через благодатное слово Божие, которое было для Нее жизненным началом, Она превзошла Своей славой все небесные силы. Такое объяснение анализируемых текстов Евангелия от Луки не входит в противоречие с толкованием блж. Феофилактом Болгарским параллельного места из Евангелия от Матфея (12. 47-50), где Христос называет Своим братом, сестрой и матерью того, «кто будет исполнять волю Отца... Небесного». «Не в укор Матери (Иисус Христос.- М. И.) говорит это, но для исправления человеческой мысли Ея; ибо не сказал: Она Мне не мать, но дал знать, что если Она не будет исполнять воли Божией, то Ей нисколько не принесет пользы то, что Она родила Меня. Итак, Он не отрекается от естественного родства, но восполняет его родством по добродетели» (Theoph. Bulg. In Matth. 12. 48).

Игумен Нектарий (Морозов)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Жизнь человеческая, братия и сестры, исполнена горестей и скорбей, душу угнетают бесчисленные печали житейские, тело нередко удручают болезни, словно напоминая, что совсем недалек тот день, когда мы пойдем дать ответ Праведному Судии Богу о всех делах своих, в которых кто не погрешал? И оттого может ли не возвеселиться, не возрадоваться наше сердце, когда услышим мы — или, точнее, вспомним о том, что есть у нас милостивая и любвеобильная Заступница, утешающая скорбящих, исцеляющая недужных, укрепляющая малодушных, а, главное, непрестанно ходатайствующая пред Господом о вечном нашем спасении. Заступница эта, Ходатаица эта — Матерь Божия и Матерь всех христиан, Пречистая Дева Мария.

Нет меры любви Божией к нам, грешным. Нет ее, ибо кто может постичь любовь Непостижимого? И как неизреченна любовь, так неизреченна и премудрость Божественного о нас промышления. Сонм святых предстательствует о нас в Небесных чертогах пред Престолом Царя Славы; лики Ангельских Сил невидимо ограждают нас от неисчислимых бед, отвращают от зла, направляют к добру, отгоняют злых и бесстыдных адских псов-демонов. И все же мы часто не можем устоять, преступаем заповеди Сотворившего нас и падаем, согрешаем пред Ним, становясь повинными и подлежащими праведному и Страшному Его Суду. И страшно нам бывает приблизиться к Нему, страшно воззреть к Небесам. Однако, милостивый и не до конца прогневающийся, даровал нам Господь в этой скорби упование непостыдное и ходатайство к Нему непреложное — Пречистую Свою Матерь, усыновив Ей при Кресте в лице любезного Ученика-Богослова весь человеческий род. И Ее молитвы, как ничьи более, всегда приемлет Он, Всемогущий, Ей внимает и на прошения Ее преклоняется — даже когда просит Она о тех, кто, кажется, и не достоин милости и снисхождения.

И не только люди с их частными, личными скорбями, но и целые народы и страны хранят память о дивных чудесах Богоматернего заступления и предстательства о них в пору, когда любая человеческая помощь бывала уже бессильной.

Воспоминанию такого чудесного события, и даже не одного, а сразу трех, и посвящен нынешний день — пятая Суббота Великого Поста, получившая оттого наименование Субботы Акафиста или Похвалы Божией Матери.

В начале VII века, в 626 году, в царствование императора Ираклия Византия переживала тяжелые дни. Константинополь был стеснен от врагов со всех сторон. С востока к нему подступали персы, с запада — авары. Положение греков казалось безнадежным, падение столицы, гибель ее защитников и мирных жителей казались неотвратимыми. Но вот Патриарх Константинопольский Сергий благословил совершить крестный ход вокруг осажденного города, сам взяв притом чудотворную икону Божией Матери Одигитрии. Взята была и величайшая святыня — риза Пресвятой Богородицы, хранившаяся в знаменитом Влахернском Ее храме. И вот, когда обнесена была риза вокруг города по стенам его и погружена была затем в воды Босфора, то произошло чудо, радостное для греков и поистине страшное для их врагов. Море, пред тем спокойное, закипело, разразилась ужасная буря, и неприятельские корабли были потоплены вздымавшимися волнами. Целую ночь провел тогда народ в молитве во Влахернской церкви, воспевая Божией Матери благодарственное пение. И дважды еще сподобился Константинополь такой дивной милости от Царицы Небесной, дважды еще так же избавлялся чудесным образом от осаждавших его врагов. Потому и установилось нынешнее празднование в память об этих удивительных делах любви Богоматери к христианскому роду. И поется в день праздника похвальное пение Богородице, получившее наименование акафиста, во всех православных церквях, по всей земле.

Действительно, братия и сестры, удивительно скора Матерь Божия на помощь к призывающим Ее. Точно нежная мать, спешащая к своему чаду, спешит Она откликнуться на зов скорбящего человеческого сердца, помочь, заступить, спасти погибающего.

И потому от самых древних лет спасаются христиане Ее заступлением, у Нее находят защиту и покров, отраду и утешение. Она — Святейшая Святых — неизглаголанно любит всех, посвятивших себя благочестию, всех, кто совершенно предал свою жизнь и самого себя Возлюбленному Ее Сыну. Но, дивное чудо, глубина милосердия! Любит Она также и грешников, погибающих в своих беззакониях, милосердует о них, ежечасно простирает к ним руку помощи. И сколько их восстало, исправилось, уцеломудрилось Ею — Царицей горних и дольних, восстало из бездны падения к вершинам святости, вошло в светлейшие чертоги Небесного Владыки!

Именно к Ней, Чистейшей, обратилась, как вспоминали мы совсем недавно, падшая грешница, преподобная Мария Египетская, к ней взмолилась: «Будь моей Поручительницей пред Сыном Твоим, что я более не оскверню тела своего нечистотою блуда, но отрекусь от мира и его соблазнов и пойду туда, куда поведешь меня Ты, Поручительница моего спасения!» И Та, действительно, не посрамила мольбы отчаянной грешницы, по всей жизни ее была ей Помощницей и заступницей, невидимо укрепляя и утешая ее.

И преподобный Старец Силуан, также переживший чудесное заступление Богоматери, сподобившийся от Нее милостивого вразумления, не уставал всю свою жизнь прославлять Ее. «Теперь вижу я,— писал он в своих записках,— как Господу и Божией Матери жалко народ. Подумайте, Божия Матерь пришла с Небес вразумить меня во грехах!» «Что воздам я Пресвятой Владычице,— писал Старец,— за то, что Она не возгнушалась мною во грехе, но милостиво посетила меня и вразумила? …Радуется дух мой и влечется душа моя к Ней любовью, так что и одно призывание имени Ее сладко сердцу!»

Но сколько ни скажи, сколько подобных примеров ни приведи, братия и сестры, все будет малая капля в море милостей и щедрот Владычицы. Кто скажет, сколько их было — тех, кто на протяжении этих долгих веков Ее лишь предстательством улучил спасение и нескончаемую блаженную жизнь?

В наши дни голос вечности почти не слышен, шум больших городов и политических неурядиц, шум самой современной жизни с ее суетой заглушает его. Но, по милости Божией, спасающиеся есть и сегодня. И ныне люди — то один, то другой, пробуждаются от греховного сна, притекают в прозрении сердца к Богу, приносят покаяние во всей своей проведенной без Него жизни. Как, какими неведомыми для нас путями, приходит к нам наше спасение, кто хранит нас, кто умоляет Правду Божию потерпеть на нас еще, не посечь посечением смертным за наши беззакония? Наверное, для многих из нас это так и останется тайной, узнаем которую мы лишь разрешившись от уз этой плоти, оставив грешный и многоскорбный мир.

Но иногда еще и в жизни здешней по непостижимым для нас причинам Промысел Божий благоволит немного приоткрыть тончайшую, но непроницаемую завесу, скрывающую от нас мир иной. И тогда мы видим — Кто милует и хранит, Кто печется о нас так, как не может заботиться о детях своих и самая нежная, самая заботливая мать. Тогда узнаем, что Пречистая Дева Мария и по сей день не оставляет нас, но всегда с нами, как обещала Она это и скорбящим о Ее отшествии от земли апостолам.

Однако не только те редкие счастливцы, которым открылось неким зримым образом попечение Богородицы о них, но и все мы должны непреложно верить, что нет такого грешника, нет такого человека, пришедшего к Богу, которого бы не Матерь Господня вымолила Своими молитвами, которого бы не Она, точно за руку, привела в Божий храм. Почему? Потому что над всеми нами без исключения простирает Она Свой Божественный Покров, потому что о всех без исключения молится Она, предстоя Небесному Царю, и никто не лишен Ее милости и любви, ни один человек, если только сам он не окаменел, не умер еще душой, не отверг до конца всякое промышление Божие о себе.

Мы переживаем, братия и сестры, не самые легкие времена — и каждый из нас, и наша страна, и самая Церковь. Но доныне милостив к нам Господь по мольбам Пречистой Своей Матери. И потому неустанно должны мы прибегать в молитвах своих и к Царице Небесной, чтобы и еще потерпел нас Господь, сохранил Отечество и Церковь нашу, даровал людям покаяние ко спасению.

Но не только в скорбях и горестях своих должно обращаться нам к Матери Божией, не только от тесноты сердечной воздыхать к Ней со слезами сокрушения. Нет, но с благодарностью за все благодеяния Ее — ведомые и неведомые нам, бывшие и те, что, верно, еще будут, станем воспевать Пречистой Деве дивную похвальную песнь, со умилением сердечным восклицая к Ней: «Радуйся, Невесто Неневестная!»

И уповать будем, что не презрит нашей смиренной похвалы Царица, но милостива будет к нам и Сама сподобит нас той радости, которая не отнимется от улучившего ее во веки, которой от всего любящего материнского сердца Своего желает Она каждому из нас. Аминь.

Акафист Пресвятой Богородице (Великий акафист, читаемый в субботу Акафиста)